Кризис рациональности

Есть еще одна Проблема, которая грозно проглядывает из-за казалось бы текущих особенностей научного развития. И если бы я расширил рамки данной работы, то дал бы ей несколько иное название, а именно “Сумерки Разума”. Вначале позвольте цитату вновь из Винера [3,c.226], но здесь он предстанет не как ученый, а как знаток кибернетики: “Таким образом, человеческий мозг, вероятно, уже слишком велик, чтобы он мог эффективно использовать все средства, которые кажутся наличными анатомически мы стоим перед одним из тех природных ограничений, когда высокоспециализированные органы достигают уровня нисходящей эффективности и в конце концов приводят к угасанию вида. Быть может, человеческий мозг продвинулся так же далеко по пути к этой губительной специализации, как большие рога последних титанотериев”. Я приведу свой личный пример из студенческих времен. Мне надо было сдавать экзамен по молекулярной биологии, которую я не слишком хорошо знал и понимал, и потому мне пришлось полностью загрузиться книгами на два дня. Сдал тот экзамен я на четыре, и, как водится, стал спрашивать товарища, на что тот сдал. Он ответил, через минуту я вновь задал ему тот же самый вопрос, и получил естественно в ответ изумленный взгляд. Естественно легко объяснить происшедшее тем, что нейроны, отвечающие за кратковременную память уже не воспринимали новой информации. Да и общее состояние мозга было плохим, поскольку, как помню, после этого меня в течение двух-трех дней немного пошатывало при ходьбе, как бы при головокружении. С тех пор мое доверие к Разуму было основательно подорвано. Собственно говоря, само развитие компьютеров вызвано во многом необходимостью сохранения огромных массивов информации, чего человек сделать не в состоянии. Ученый, идя в библиотеку, читая текущую периодику и книги, тем самым переводит “мертвую” информацию, запечатленную на ее носителе, в информацию “живую”, которая электрохимическими сигналами вертится в его мозгу, которая там как-то обрабатывается; об этих процессах мы говорим соответственно: “воспринял это”, “мысли разные бродят в голове”. Уже сейчас требуется пять лет, чтобы студент научился “думать” и кроме того приобрел кучу разных нужных и ненужных сведений. Я очень не люблю запоминать ничего лишнего, но молодой физик-теоретик определенно должен повозиться с формулами достаточно длительное время и запомнить (и воспринять!) массу самых необходимых теорем (сведений), чтобы успешно работать в выбранной области. Не получится ли так, что в будущем он приобретет квалификацию лишь, достигнув 50-летнего возраста, когда уже пора на пенсию? На себе лично я ощущаю всю губительность процесса забывания, и притом не только второстепенных сведений, но и навыков. Длительный перерыв в занятиях настоящей математикой уже сказывается в том, что я не могу привести себя в надлежащее (по степени сосредоточенности) состояние, чтобы для пробы доказать расходимость какого-нибудь интеграла. Об ограниченности возможностей человеческого Разума свидетельствует также сравнительно недавнее поражение чемпиона мира по шахматам (Г.Каспаров) перед компьютером.

Итак, резюмируя вышесказанное, каков итог наших рассуждений? В настоящее время наука стоит перед кризисом, отличным от всех предыдущих, главная особенность которого в том, что он ПОСЛЕДНИЙ, дальше растянутая на столетия стагнация и смерть. Этот кризис многообразен в проявлениях, его причины тесно переплетены, но тем не менее идентифицируемы. Хотя мы рассматривали только естествознание, но, насколько я могу судить по излагаемым в трудах философов мнениям, подобное имеет место и в гуманитарных дисциплинах. Причины кризиса мною идентифицированы как:

А) Создаваемые объектом (невозможность проведения эксперимента; в физике- роковой разрыв масштабов объекта и прибора, а в конечном итоге субъекта)

Б) Экономические (дороговизна эксперимента, отчасти как следствие А))

В) Организационные и Социальные (чрезмерная специализация-> массовость науки-> бюрократизация, появление “лишних” людей-> экономическая неэффективность науки)

Г) Субъективные (ограниченность нашего Разума).

Лично я представляю таким будущее науки весьма в черных тонах. Еще какое-то время, быть может, длительное (порядка 50-100 лет) продолжиться научно-технический прогресс в лице развития компьютерной техники, а главное, в лице биотехнологии, с которой я связываю определенные надежды (например, биологическое преобразование человека- “третья революция”). Затем наука найдет иную форму существования, заметно съежившись в размерах (по количеству человек, занятых в отрасли), а именно: станет красивой игрушкой. Уже сейчас некоторые сильные мира сего тешат свое тщеславие, покупая докторские звания, становясь членами-корреспондентами (ох, как далеко это от буквального, исторически оправданного смысла этих слов!) разных академий наук. Ее ниша, таким образом, между философией (а софистику люди любили во все времена с тех пор, как научились произносить слова) и педагогикой (детям от природы лишенных навыков правильного мышления желательно обучать разным наукам, но не ради их самих, а ради выработки правильных привычек). Итак, если и рано говорить о сумерках Разума, то мы уже живем в эпоху сумерек науки.

Перейти на страницу: 1 2 3 

Дополнительно

Счетчики ядерного излучения
Реальная перспектива использования человеком огромных энергий, скрытых в недрах атома, появилась впервые в 1939 году. На сегодняшний день широкое практическое применение получают различного рода ядерные излучения, несмотря на то, что они опасны для организма человека и в то же время неощущаемы, п ...

Есть ли жизнь на Марсе
«Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе - науке неизвестно» - это не просто удачный афоризм из популярной кинокомедии «Карнавальная ночь», который широко вошел в наш разговорный язык и стал ходячей шуткой. Главное здесь в том, что эта фраза очень долгое время отражала наш действитель ...

Меню сайта